Военно – патриотический портал Пензенской области к 75-летию Победы
04 Апреля 2020
Сурский рубеж обороны

В октябре 1941 года, в связи критической ситуацией на фронте, Государственный Комитет Обороны принимает решение о создании нового стратегического эшелона вооруженных сил в составе девяти резервных армий на линии Вытегра – Рыбинск – Горький – Саратов – Сталинград - Астрахань, в которую вошли Сурский и Казанский оборонительные рубежи.

 В случае неудачного для советской армии развития событий они должны были задержать противника на подступах к Куйбышеву, «новой столице» страны. В соответствии с этим планом предстояло построить линию укреплений, состоящую из противотанкового рва, эскарпов, отсечных рвов, открытых окопов, стрелковых отделений, окопов, лесных завалов. В систему полевых укреплений входили землянки, блиндажи, командные пункты.

222.jpg

Строители Сурского рубежа.

 Эта директива Ставки имела самое прямое отношение к Пензенской области, поскольку часть «Сурского рубежа» проходила через Пензенскую область с севера на юг по правобережью рек Сура, Уза, Няньга через Лунино, Бессоновку, Пензу, Лемзяйку на село Ключи и дальше на город Петровск Саратовской области.
По инициативе местных органов этот рубеж было предложено усилить укреплениями по линии Лунино—Мокшан—Загоскино—ст. Александровка. Это дополнение было принято и включено в план оборонительных работ второй очереди.

 Общая протяженность оборонительного рубежа по прямой составляла 350 километров. На этой трассе предстояло соорудить противотанковые рвы, сделать танко-недоступными берега рек и оврагов, соорудить 450 дотов и дзотов, приготовить 1.500 огневых позиций для артиллерии, 12 тысяч землянок. Все это входило в перечень работ первой очереди. Вторая очередь предусматривала троекратное увеличение числа оборонных объектов.

 Уже первоочередные сооружения требовали огромных затрат, человеческих сил и материалов.

 Строительство оборонительного рубежа возлагалось на саперную армию, формирование которой шло из местного контингента в Пензенской области, Мордовии и Чувашии. Кроме того, к работам привлекались все строительные организации со своими механизмами и материалами.

 Для выполнения огромного объема работ мобилизовывалось в порядке платной трудовой повинности местное население — мужчины в возрасте от 16 до 55 лет и женщины от 16 до 50 лет. В первую очередь, к ноябрю, необходимо было привлечь 64 тыс., а во вторую — к 15 ноября, довести число мобилизованных до 100 тыс. человек.

 Для оборонных работ первой очереди требовалось большое количество строительных материалов, в том числе: 325 тыс. кубометров круглого леса, который предстояло заготовить собственными силами в окрестных лесах; 30 тыс. кубометров пиломатериалов, для производства которых определялись лесозаводы.

 Строительству выделялось 2 млн. штук кирпича. Кроме того, на специальных предприятиях срочно изготовлялись двери для землянок и блиндажей, рамы, печи и другие типовые строительные детали. Изыскивались 15 вагонов кровельного железа, 3 вагона гвоздей, 15 тыс. комплектов зимней одежды.

 В огромном количестве требовались простейшие инструменты: лопаты, ломы, пилы, стальные клинья, скобы и др. Заказы на них размещались на местных предприятиях (ЗИФ), изыскивался металл, к изготовлению и ремонту инструментария, машин и механизмов привлекались мастерские МТС, колхозные кузни, силы различных промысловых артелей. Сложилось такое положение, когда лопата (а их требовалось 100 тыс. штук) стала оборонной продукцией. Для ускорения дела в ноябре был проведен сбор инструмента среди сельского населения.

 Самое большое количество людей было призвано в городах Пенза — 6000, Кузнецк — 2000 человек.

 Призванные должны были иметь при себе теплую одежду, надежную обувь, железную лопату, каждый 10-й — топор, каждый 25-й — пилу, запас пищи (колхозники питались 20 суток за счет колхоза, должны были к тому же иметь фураж для лошадей). За это время организовывалось общественное питание или выдача продуктов на группы в 5—10 человек. На Пензу возлагалась задача выпекать 30 тонн хлеба для питания строителей.
Районные колонны делились на бригады по 100 человек во главе с заместителем председателя колхоза или политруком.

 Для проживания люди подселялись в дома жителей близлежащих селений. Медицинское обслуживание обеспечивали местные медработники и немногочисленный медперсонал саперной армии. Было определено, что мобилизованные могут вернуться домой только после завершения строительства оборонительного рубежа.

 Зима 1941 года легла рано. Нарастающие морозы превратили верхний слой земли в ледяной панцирь, который надо было пробивать. М. И. Аксенов, руководивший колонной мобилизованных Кондольского района, вспоминал:

 «Чем дальше, тем глубже промерзла земля, слой промерзания на возвышенных местах достигал 120 см. Для работавших подростков, женщин и пожилых людей это была крайне изнурительная работа. Весь день на морозе, без горячей пищи в обед, и только сознание, что это необходимо для борьбы с немецко-фашистскими оккупантами, высокий патриотизм, понимание того, что наши отцы, братья и сыновья отдают жизнь на фронте, давали людям силу переносить неимоверные трудности, немыслимые в условиях мирной жизни. Чтобы работа шла быстрее, после расчистки площадки от снега вырубали в углах топорами и ломами ямки глубиной 25—30 см, затем работали клиньями, забивали их железными кувалдами, откалывая постепенно глыбы мерзлой земли и выкидывая их на стороны. И так ежедневно — день за днем. Более слабые люди зябли, были случаи обморожения. Им оказывалась медицинская помощь... Больных отправляли в больницы».

 Морозы все более усиливались, и работа шла медленно. Чтобы ускорить ее, стали применять взрывчатку. В ямы, которые за день не успели выкопать на нужную глубину, приходилось на ночь завозить хворост, хвою, чтобы уберечь землю от промерзания. Утром все это сжигалось, а оттаявшую землю рубили топорами, копали лопатами.

 Не менее трудоемкой была заготовка леса. Люди пробивали в лесных снегах дороги, утаптывали снег вокруг деревьев, валили и разделывали их, вывозили из леса. За день одежда и обувь намокали, люди, с раннего утра уходившие в лес, с трудом добирались к вечеру до квартир. Когда начались оттепели, работать стало еще труднее. Чтобы уберечь ноги от сырости, на валенки надевали лапти или обували их с онучами прямо на ноги.

 Работа по сооружению оборонительного рубежа шла полным ходом, когда войска противника вплотную подошли к Москве и появилась реальная угроза его прорыва в глубокий тыл. В связи с этим в конце ноября были выработаны предложения по организации обороны Пензы. Она строилась, опираясь на силы 37-й запасной стрелковой бригады (командир Ткачев), штаб и части которой располагались в Селиксе.

 В случае непосредственной угрозы областному центру пять стрелковых полков должны были защитить город. Передовые отряды обороняющихся располагались по линии пригородных сел: Валяевка—Громаковка—Панкратовка—Ардым—Борисовка. Следующий оборонительный рубеж, названный «промежуточным», проходил по Веселовке, Кривозерью, Терновке. Основной рубеж обороны шел по внешнему обводу города через пригородные слободы — Черкасскую, Конную на ипподром, далее через овраги (ул. Подгорная) к бывшему мужскому монастырю и дальше к Ахунам.

 Сам город делился на три сектора обороны: северо-западный (Заводской) — часть города к северу от линии железной дороги Москва—Куйбышев; западный — часть города к югу от указанной железной дороги до линии улиц М. Горького—Боевая; южный — остальная часть города.

 Считалось, что для обороны Пензы необходимо иметь 240 орудий (по 4—6 орудий на км фронта), 1—2 бронепоезда и 55—60 противотанковых пушек.

 Так как времени на сооружение оборонительных укреплений по всей линии не было (требовалось 600000 человекодней!) предлагалось укрепить господствующие над городом высоты, превратив их в узлы обороны, установить минные и проволочные заграждения, эскарпировать танкоопасные направления.

 Предложения были подготовлены генерал-майором Колчигиным и доложены Городскому Комитету Обороны (председ. А. Ф. Кабанов), образованному 27 октября 1941 г..

 30 ноября 1941 г. эти предложения были утверждены. В соответствии с ними подготовили проекты приказов командирам секторов обороны Пензы полковникам Третьякову, Притузову, Цыбульскому, командирам стрелковых полков, саперам.

 Работы по строительству укреплений в черте города было поручено развернуть 6-й саперной армии с 3 декабря. К этому времени стало ясно, что гитлеровский «Тайфун», бушевавший под Москвой больше двух месяцев, выдохся. Наши войска перешли в контрнаступление, завершившееся разгромом немецко-фашистских войск под Москвой. К февралю 1942 года враг был отброшен до 400 км от столицы. Угроза прорыва гитлеровских войск в Пензе миновала. Подготовленные приказы на организацию обороны города остались не подписанными, и поныне хранятся в архивах, как напоминание о грозном 1941 годе.

 Однако работы по сооружению Пензенского оборонительного рубежа продолжались вплоть до последней декады января 1942 года. М. И. Аксенов в воспоминаниях рассказывает, что им было объявлено о прекращении работы 17 января в связи с передислокацией саперной армии в Подмосковье. Участница строительства трассы из Кузнецка, призванная в армию в середине марта 1942 г., вспоминает, что она вернулась «с окопов» за считанные дни до получения повестки из военкомата.

 Владилен Мочалов.