Военно – патриотический портал Пензенской области к 75-летию Победы
17 Марта 2020
«Сталинские соколы» над Каменкой.

Очень хочется надеяться, что моя работа позволит вернуть из небытия одну из страниц военной летописи города Каменки Пензенской области, посвященную 10-му запасному бомбардировочному авиационному полку (в дальнейшем ЗАП) и его бесстрашным летчикам.

 Почему из небытия? Да потому, что на сегодняшний день вся имеющаяся информация об этой воинской части скупа, отрывочна и противоречива. Даже «Пензенская энциклопедия», перечисляя полки и дивизии, созданные на территории Сурского края в 1941 – 1945 годах, ошибочно называет 10-й ЗАП вместо бомбардировочного истребительным, ни словом не обмолвившись о его вкладе в Победу. Да и в нашем городе Каменке ничего не напоминает о пребывании здесь воинской части, подготовившей для фронта несколько тысяч летчиков. Разве что обелиск братской могилы с фамилиями погибших пилотов, да людская память….

 Трагедия первых дней войны и рождение полка

 Внезапная атака, обрушенная летчиками люфтваффе в воскресенье 22 июня 1941 года на аэродромы ВВС, которые располагались вблизи западной границы СССР, застала врасплох как Красную армию, так и её воздушные силы. В большинстве случаев преимущество нападавших было подавляющим, и много самолётов, включая немало новейших, было уничтожено на земле уже в первые часы после вторжения. За первые несколько дней операции «Барбаросса» немецкая авиация сожгла приблизительно 2000 советских самолётов, причем большинство из них на земле.

 Это была катастрофа. Немецкая пропаганда тут же хвастливо растрезвонила на весь мир о том, что советской авиации больше нет. Поторопились враги… Забыли про русский характер. Советская авиация была обескровлена, но не сломлена. Авиационные заводы перешли на круглосуточный режим работы, восполняя тяжелые потери самолетов, тыловые запасные полки на пределах человеческих сил и возможностей готовили новых авиаторов.
Один из авиационных заводов под номером 135 располагался в Харькове на Украине. Он специализировался на выпуске ближних бомбардировщиков Су – 2. Эти боевые машины в меньшей степени пострадали от внезапного удара люфтваффе, нанесенного в первый день войны, так как сосредоточены были на тыловых аэродромах Западного особого военного округа. Поэтому уже на третий день войны советские самолеты СУ-2 начали наносить бомбовые удары по наступающим соединениям немецких танковых групп. Но эти атаки бомбардировщиков, действовавших без прикрытия истребителей, больше походили на атаки камикадзе – потери были огромными. Через неделю боев практически все бомбардировочные полки ВВС СССР перестали быть таковыми из-за массовой гибели боевых самолетов.

 Харьковский авиационный завод в эти июньские дни показывал чудеса трудового героизма, доведя выпуск Су-2 до 6 машин в сутки. Для того, чтобы ускорить процесс обучения и отправки на фронт летчиков, близ Харькова, на аэродроме Даниловка, в июле 1941 года был развернут 10-й запасный бомбардировочный авиационный полк (10-й ЗАП). Уже второй половине июля в бой на Западном фронте вступил 209-й БАП (сокращенное название бомбардировочных авиационных полков) с 28-ю Су-2.

 Это был первый полк военного времени, который сформировали в 10-м ЗАП в районе Харькова. К августу в нем успели укомплектовать и отправить на фронт 97-й и 43-й бомбардировочные полки на самолетах Су-2. В сентябре планировалось перевооружить на эти машины 189-й и 286-й БАП, а также вывести с фронта для пополнения 209-й (повторно) и 135-й. Еще два полка - 52-й и 288-й были доукомплектованы личным составом и самолетами Су-2 без вывода из боев.

 Вот как вспоминал те жаркие летние дни 41-го один из летчиков-ветеранов полка: «29 июня был в Москве… Назначение я получил в 10-й запасной авиационный полк, базирующийся в Харькове. Как авиатехнику по эксплуатации самолетов и моторов, мне в первый же день дали самолет Су-2. Он был полностью деревянным, без брони кабины пилота и легко уязвим. Полеты для меня начались буквально с первого дня появления в Даниловке. Летчиков учили с утра до позднего вечера, без выходных, используя каждый летный день, исключая дни большого регламента обслуживания самолета. В Даниловке полк пробыл до появления немцев под Харьковом. За время подготовки летчиков инструкторы выполняли боевые задания по разведке целей и штурмовке военных объектов. Теперь полк получил приказ перебазироваться в район Пензы на аэродром ст. Каменка-Белинская».

 На новое место, в Каменку, 10-й ЗАП начал выдвигаться поэтапно в сентябре 1941 года. Харьковский авиационный завод остановил свой конвейер 4 октября 41-го и был эвакуирован в город Молотов – так тогда называлась Пермь.
Следует отметить, что в первые месяцы войны бомбардировщики Су-2, выпускавшиеся на заводе № 135 и проходившие «обкатку» в 10-м авиаполку, стали самыми массовыми машинами ВВС СССР. На тот момент это было наше единственное спасение в воздухе, и, пожалуй, единственная сила, противостоящая немецкой армаде Геринга.

 Харьков – в Каменка
 Если в Европе все дороги ведут в Рим, то в Каменке они ведут во дворец В.Н.Воейкова. Многим в своей истории обязана Каменка дворцу и его хозяину, для многих государственных учреждений уже в советское время «дом Воейкова» стал оплотом и пристанищем. Не стал исключением и 10-й запасный бомбардировочный авиационный полк. Командование, кадровый состав полка, а также аэродромная рота были расквартированы в старых воейковских казармах, совсем недавно покинутых ушедшими на фронт подразделениями 61-й стрелковой дивизии. А вот для новых маршевых полков, формирующихся на базе 10-го ЗАП, отводились графские усадебные постройки.

1.png

Самолет СУ-2 - боевая машина 10-го ЗАП (1941 год)

 В сентябре-октябре 1941 года в Каменку стали прибывать первые группы летчиков из обескровленных в боях бомбардировочных полков: «Когда нависла угроза окружения, остатки полка (52-го ближнебомбардировочного, - В.Г.) перелетели под Чернигов, откуда вели боевые действия до 31 августа. 12 сентября 1941 года полк попал в окружение. Одна часть его персонала была эвакуирована и продолжила боевые действия. Другая часть персонала 52-го ББАП вместе с наземными частями выходила из окружения самостоятельно. По выходе из окружения эта часть персонала полка была направлена в Каменку». 

 Об этих событиях вспоминал впоследствии очевидец тех дней техник 52-го ББАП И.А.Хворостьянов: «… у нас осталось всего несколько самолетов, после чего убыли сначала в Харьков. а потом в 10-й ЗАП, под Пензу. Техсостав и другие службы потопали пешком до Харькова, где нас погрузили в эшелон и отправили почему-то сначала в Тихорецк, а оттуда в Каменку-Белинскую под Пензой».

 «Было трудно всем, - пишет в своей документальной книге «Испытание огнем» дважды Герой Советского Союза, летчик М.П.Одинцов, - перебазирование в тыл, в Пензенскую область, проводилось без выделения транспорта, на попутных средствах. Очень трудный путь предстоял раненым, которых оказалось двадцать три человека…

 Наконец, прибыли ни новое место. Но тут никто не ждал. Руководство запасного полка не знало, когда, кто, откуда, каким числом и транспортом прибудет к ним. Принимали по командировочным предписаниям и без оных, с документами и даже без таковых. Летчики и штурманы, инженеры и техники, политработники и всевозможные авиаспециалисты, каждый со своей ношей успехов и горя, радости и злости, с верой в будущее и с сомнениями, одиночки и целые группы — все с большими трудностями размещались в уже переполненных казармах и переделанных под жилье конюшнях. 

 Устраивались, объединялись и брались на скромный тыловой кошт. Разместились на отшибе в давно заброшенной небольшой барской усадьбе (усадьбе В.Н. Воейкова, - В.Г.).

 Теперь в старом барском гнезде кипела жизнь…. В тесноте и холоде, на полуголодном пайке люди не испытывали чувства безнадежности, потому что всех живущих связывала фронтовая дружба, объединяли память о погибших и общая ненависть к врагу… Не прошло и недели, как формирование было закончено. Все «лишние» командиры и специалисты были отправлены в основной городок (в старые воейковские казармы, - В.Г.). В «Орлином гнезде», — как прозвали свое жилье люди нового полка, остались только свои».

 Более чем на три года, до ноября 1944 года, «орлиное гнездо» стало родным для нескольких тысяч «сталинских соколов».

2.jpg

Дворец В.Н. Воейкова - место дислокации подразделений 10-го ЗАП.

 Летные кадры для фронта.

 10-й запасный бомбардировочный полк, выведенный в Каменку из Харькова в сентябре 1941 года, представлял собой учебно-боевую воинскую часть Военно-воздушных сил (ВВС) Вооружённых Сил РККА. Его основными задачами были обучение, переподготовка и переучиванием лётного состава на самолетах Су-2. 10-й ЗАП осуществлял подготовку маршевых авиаполков и отдельных экипажей.

 К началу Великой Отечественной войны авиационные полки состояли из 4—5 эскадрилий общей численностью до 60 самолётов, но в ходе войны из-за больших потерь бомбардировочные авиационные полки стали включать 3 эскадрильи и насчитывали 32 самолёта. Так как Су-2 был двухместным самолетом, то личный состав маршевых полков насчитывал 64 летчика плюс технический персонал. Всего около ста человек. 10-й ЗАП входил в состав 1-й запасной авиабригады 78-го района авиабазирования Приволжского военного округа, штаб которой размещался в городе Куйбышев (ныне Самара). Бригада включала в себя четыре запасных авиаполка: 10-й, 12-й (в Чапаевске), 43-й в Кинеле и 5-й в Кинель-Черкассах. То есть, Каменка стала единственным в Пензенской области центром по подготовке летчиков-бомбардировщиков.

 Программа обучения включала в себя теорию и практику летного дела. Самолеты СУ-2 доставлялись в Каменку в основном поврежденные, вышедшие из пекла боев. Ремонт их осуществлялся в стационарных авиационных мастерских, открытых еще в 1939 году на территории военного городка. Как вспоминал самолетосборщик В.Щербаков «с началом войны коллективы мастерских перешли на ремонт боевых самолетов. Машины прибывали прямо с фронта, ремонтировать сначала приходилось многоцелевые самолеты, использующиеся как ближние бомбардировщики, СУ-2, разведчики Р-5, а затем, с конца 1942-го, - штурмовики ИЛ-2. Позже в каменских мастерских ремонтировались более сложные машины: двухмоторные ДБ-Зф, ИЛ-4 - дальние бомбардировщики. Коллектив работал напряженно. Рабочих рук не хватало. А было необходимо за месяц произвести ремонт тридцати штурмовиков ИЛ-2, не считая других самолетов. И это выполнялось».

 Инфраструктуру полка составлял и аэродром, созданный в Каменке еще в 1929 году. Многие годы его покрытие оставляло желать лучшего, так как было земляным. Весной и осенью полеты были практически невозможны из-за распутицы. Только летом 1942 года, по свидетельству одного из летчиков, рабочие военного завода (вероятно, завода № 704, ставшего впоследствии «Белинсксельмаш», - В.Г.) в кратчайшие сроки выложили бетонную полосу. Для уборки военного аэродрома в Каменке использовали труд заключенных Ново-Каменского исправительно-трудового лагеря, который располагался в селе Гримм Красноармейского района Саратовской области.
Согласно архивным данным, заключенные расчищали и вывозили снег в течение зимы—весны 1942–1943 годов. Такова была суровая правда войны.

 Одной из первых летных частей, сформированный на базе 10-го ЗАП стал 826-й ближнебомбардировочный авиаполк (ББАП). Его основным ядром стала часть летчиков, техников и других авиаспециалистов 52-го ближне-бомбардировочного авиаполка, выведенная из боев. К 17 октября 1941 года полк был сформирован и укомплектован боевыми самолетами СУ-2, а 22 мая 1942 года 826-й полк под командованием А.М. Бокуна прибыл на Юго-Западный фронт и вошел в состав 270-й бомбардировочной авиадивизии".

3.jpg

Су-2.

 8 октября 1941 года вышел приказ народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина за № 0099: «О формировании женских авиационных полков ВВС Красной Армии». В содержании приказа предписывалось к 1-му декабря 1941 года сформировать и подготовить к боевой работе три женских авиаполка: 586-й истребительный авиационный полк на самолетах Як-1, дислокация — г. Энгельс; 587-й авиационный полк ближних бомбардировщиков на самолетах СУ-2 при 10-м ЗАПе (Каменка); 588-й ночной авиационный полк на самолетах У-2, дислокация — г. Энгельс.

 Это ответственное дело поручили прославленной летчице - Марине Расковой. Сборным пунктом стала Военно-воздушная академия имени Жуковского, куда со всех концов страны приезжали женщины-авиаторы, которые должны были составить боевое ядро женских авиационных полков. Завершилось формирование женской авиационной части в городе Энгельс. Номера полков уже существовали, но сами полки вплоть до февраля 1942 года значились только в приказе. С опозданием, к началу февраля 1942 года, уровень подготовки личного состава женской авиационной части позволил приступить к формированию, обучению и сколачиванию авиационных полков.
Увы, но 10-й ЗАП так и не стал местом формирования 587-го женского авиаполка. И одной из главных причин этому стало решение о прекращении серийного выпуска самолетов Су-2. 587-й полк был сформирован и обучен в городе Энгельсе на самолетах Пе-2. И все же отважных летчиц судьба привела в Каменку! Это случилось, когда войска Красной армии освобождали город Борисов в Белоруссии, и 587-й полк (переименованный в 125-й гвардейский) получил приказ поддержать штурм с воздуха. В конце июня 1944 года эскадрильи женского полка вылетали на борисовское направление с каменского аэродрома. Этот факт подтверждается воспоминаниями летчицы М.И.Долиной: «18 июля 1944 года наш полк совершал перелёт из Каменки (откуда мы летали на освобождение Борисова) на аэродром Ситце – Вельск». То есть Каменка дважды становилась перевалочным пунктом этой женской авиачасти, носившей имя летчицы М.М.Расковой.

 Так шли дни, недели и месяцы. На смену отправленным на фронт экипажам приходили новые. Тут были и выпускники летных училищ, не имевшие никакой боевой подготовки и летчики, получившие боевое крещение на фронте. И всех их нужно было сплотить, обучить, вдохновить. Конвейер подготовки людей и машин не останавливался ни на минуту.

 В конце 1941 года 10-й ЗАП сформировал новую часть из остатков 226 –го ближнебомбардировочного полка, практически полностью разбитого в августовских воздушных боях. Командиром соединения стал подполковник А.И.Митрофанов. Весной 1942 года, по вылету на фронт, новый полк получил наименование 800-го штурмового авиаполка. Это было последнее крупное подразделение, обучавшееся в 10-м ЗАП на бомбардировщиках Су-2. «В начавшиеся морозы пригнали на аэродром около двух десятков битых в боях и восстановленных в разных мастерских самолетов Су-2. Техника была в таком состоянии, что только беззаветная храбрость прилетевших пилотов довела их до аэродрома. Всё на них было сделано на живую нитку.

 Инженеры и техники, да и летающий народ были рады и этим машинам, а на ремонтников не обиделись, так как тоже понимали их трудности.

 Набросились на эти самолеты, устроив настоящий аврал...

 Вскоре начались полеты… Они были большой радостью. Теперь уже можно было сказать: нахождение в резерве заканчивалось» - вспоминал ветеран полка.

 Но радость была преждевременной. Вскоре летчикам пришлось осваивать новый самолет. В начале 1942 года производство Су-2 прекратили, так как в ходе первого периода войны быстро выяснилось, что тип самолета, сочетавший в себе качества разведчика и ближнего бомбардировщика (хотя экономически это было и выгодно), уже изжил себя. Задачи ближних бомбардировщиков стали выполнять бронированные штурмовики Ил-2. В истории 10-го ЗАП открывалась новая страница…

4.jpg

Ил-2.

 Укрощение «летающих танков»

 «Летающим танком» в советских военно-воздушных силах стали называть новый самолет Ил-2. Еще его «окрестили» «горбатым» (за характерную форму фюзеляжа). Про штурмовик ИЛ-2 шутили: "Почему он "горбатый", а потому что всю войну на плечах вынес". По своим техническим и боевым характеристикам Ил-2 превосходил своего предшественника Су-2, поэтому за годы войны он стал самым массовым боевым самолётом в истории. Всего было выпущено более 36 тысяч «Илов». Самолеты изготавливались на авиационном заводе в Куйбышеве, который являлся также центром Приволжского военного округа. Поэтому неудивительно, что 10-й ЗАП, входивший в его состав, получил задачу подготовки летчиков на новый самолет – Ил-2.

5.jpg

«Летающий танк» - самолет Ил-2.

6.jpg

Наглядный результат боевой работы советских штурмовиков Ил-2 — разгромленная немецкая автоколонна в Белоруссии.

 Уже к весне 1942 года летчики полка освоили теоретическую подготовку для полетов на новых штурмовиках. «Наконец были изучены все премудрости по новому самолету, мотору, оборудованию, - пишет в своей автобиографической книге М.П. Одинцов. Сданы экзамены. Полк по железной дороге перебазировался на новый аэродром, где его уже ждали пахнущие свежей краской штурмовики (Аэродром в Каменке был земляным, - В.Г.). Летчикам впервые в своей практике предстояло летать с бетонного аэродрома. Весенняя распутица теперь уже была не страшна. Лишь бы не подводила погода. Еще два дня ушло на изучение «живого самолета». Через месяц после начала полетов на штурмовике полк получил распоряжение: полеты прекратить, подготовиться к перебазированию. Куда? Пока не было указано. Но направление могло быть только одно — фронт». 

 26 марта 1942 года полк был преобразован в 800-й штурмовой авиаполк (ШАП) и уже в первой половине июня уничтожал технику и живую силу противника на подступах к Купянску. Вслед за 800-м ШАП, 24.06.42 г. на фронт из Каменки убыл 801-й ШАП, укомплектованный «Илами». Командовал полком Г.П.Турыкин.

 Обучение на новый тип самолета было нелегким делом. Летчикам приходилось приобретать не только навыки управления боевой машиной. Многие из них по опыту привыкли работать в воздухе в составе экипажа из нескольких человек, в котором штурман и стрелок-радист значительно облегчали труд летчика, управляющего самолетом и являющегося их командиром. А на одноместном (тогда он был таким) штурмовике летчик должен быть и летчиком, и штурманом, и бомбардировщиком, и радистом, и пулеметчиком, и артиллеристом.

 В этом деле огромную роль сыграли летчики-инструкторы полка, которым приходилось делать в день по 40-70 вылетов. Нужно было не только научить лётчиков в совершенстве владеть техникой боя, техникой прицельного бомбометания, но и так научить побеждать врага, чтобы оставаться живыми. Многие из них первые месяцы войны прошли боевые испытания в схватках с врагом, а затем были отозваны на инструкторскую работу в 10-й ЗАП. Они рвались на фронт, подавали рапорты, но им говорили: «Ваша передовая здесь». И они сражались с врагом здесь, по-своему, без устали, готовя боевых лётчиков. Впоследствии жена одного из летчиков-инструкторов так вспоминала о его службе в Каменке: «Он уехал на фронт вскоре после того, как мы поженились. А потом, в 10-м запасном авиаполку, где переучивали летчиков, так много работал, просто с раннего утра до позднего вечера! В жуткий холод приходил домой с обмороженными руками, но по-прежнему не отдыхал – весь был поглощен работой. Он не умел жить для себя».

 Продолжив использование Су-2 в роли ближних бомбардировщиков, командование ВВС Красной Армии в марте 1942 года приняло решение приступить к формированию корректировочных звеньев, а затем и эскадрилий. Управление эксплуатации и ремонта ВВС получило приказ собирать самолеты Су-2 с мест вынужденных посадок, ремонтировать и отправлять в 10-й запасной полк, в Каменку. Обучавшиеся там экипажи получали 23-24 часа летной и около 100 часов наземной подготовки.

 К летчикам-корректировщикам предъявлялись особые требования: согласно наставлениям каждый авиатор должен был иметь налет не менее сотни часов. Однако обстановка на фронте не позволяла затягивать процесс переучивания, и вскоре первые четыре корректировочных звена с дюжиной Су-2 убыли на Западный фронт. К лету 1942 года 10-му ЗАП удалось подготовить и отправить в действующую армию 77 экипажей, из которых 52 летали на Су-2, а остальные - на американских разведчиках "Кертисс" O-52.

 За период с марта 1942 по июль 1943 гг. каменский запасной полк дал путевку на фронт девяти маршевым авиаполкам, четырем отдельным корректировочным звеньям и восемьсот семидесяти одному отдельному экипажу летчиков. Говоря языком цифр, количество боевых самолетов, убывших в действующую армию превысило 300.
И вместе с самолетами двигались в путь летчики. Туда, где шел бой, - на запад. Им предстоял путь великих испытаний и мужества.

 Они погибли за Родину

 На обелиске братской могилы в Каменке, что расположена чуть ниже от бывшего военного городка на территории старого кладбища, выбито 54 фамилии. Сам по себе обелиск не несет никакой информации. Только скупая надпись «Они погибли за Родину». Но как погибли и где, не понятно. В скорбном и далеко не полном списке воинов, умерших от ран в Каменском эвакогоспитале, десять фамилий летчиков 10-го ЗАП: П.И.Смирнов, Я.М.Стрекалкин, С.А.Охрименко, И.М.Кузьмичев, Г.Г.Шпунин, Н.Н.Яковлев, В.И.Зубков, Л.Н.Корепанов, Н.И.Берковский, Г.В.Ковалев. Чуть поодаль от братской могилы видна скромная синяя оградка с пятиконечными звездами по бокам. Внутри – ни памятника, ни креста. По рассказам старожилов там тоже были похоронены летчики. Их фамилий мы не знаем.
В результате архивных поисков автору этих строк удалось выяснить судьбу 18-и летчиков 10-го ЗАП, погибших и пропавших без вести на нашей земле. Хотя Каменка находилась далеко от линии фронта, авиаторы гибли и в тылу. Причин тому несколько: изношенная или малоизученная техника, погодные условия и так называемый человеческий фактор. О нем было сказано выше. Летчики летали, что называется, «от зари до зари». Неудивительно, что при таком раскладе ошибки и жертвы были неизбежны.

 Первую потерю полк понес во время перебазирования, 28 сентября 1941 года. Тогда при исполнении служебных обязанностей погиб лейтенант В.Г. Малышев. В ноябре того же года 10-й ЗАП не досчитался еще одного пилота – младшего лейтенанта И.В. Бурина. Их фамилии, к сожалению, так и не были не увековечены.

 4 января 1942 года заместитель наркома обороны СССР генерал-полковник авиации Жигарев издает приказ «О мерах по борьбе с аварийностью в частях ВВС округов и запасных авиаполках». В нем говорилось, что «за период с 1.07 по 15.12.1941 г. во внутренних округах и запасных авиаполках произошло 337 катастроф и 586 аварий. При этом погибло 604 человека личного состава и разбито 747 самолетов. Рост аварийности не прекращается потому, что многие командиры частей стали равнодушно относиться к самому факту летных происшествий, не принимая решительных мер к ее предупреждению. Расхлябанность и разгильдяйство, безответственность и халатность приводили и продолжают приводить к бессмысленному и варварскому уничтожению материальной части».

 Сюда еще можно было бы добавить: «Вышестоящее начальство в погоне за планом отправки на фронт урезало и без того мизерное количество часов, отведенных на летную подготовку». Спешка до добра не доводила. Данный приказ мало что изменил. Словно по злой иронии 1942 год был самым трагичным для 10-го запасного авиаполка. Именно в этот период в нем происходило переобучение на новый самолет-штурмовик Ил-2. В результате катастроф самолетов гибнут: сержанты П.С. Донец, Н.Н. Яковлев, П.И. Смирнов, Г.Г. Шпунин, старшина Н.И. Берковский. Пропадают без вести: воентехник 1-го ранга А.Д. Оганесян, старший техник-интендант И.О. Борисов, лейтенант Г.Г. Клименко. Всего 8 человек.

 Техника подводила и в 1943-м и в 1944 годах. Старожилы села Адикаевки Каменского района до сих пор помнят о катастрофе самолета и гибели летчиков в 1943 году. Этот факт подтверждает и Н.В.Черниенко, обратившаяся несколько лет назад с письмом в редакцию газеты «Каменская Новь». Она просила отыскать следы ее дяди, лейтенанта Г.К. Медведенко, который погиб 29.03.1943 года в результате совершения тренировочного полета на ИЛ-2. Поиски могилы летчика в адикаевском лесу, предпринятые местными следопытами, результатов пока не дали.

 За 1943-1944 гг. в 10-м ЗАП погибли при авариях самолетов: старшина, пилот-инструктор Г.В. Ковалев, лейтенанты Л.Н. Корепанов, Я.М. Стрекалкин, А.В. Тарасов. В результате несчастного случая оборвалась жизнь старшего военфельдшера С.А. Охрименко.

 Эти молодые парни, многим из которых было чуть за двадцать, так и не совершили свои подвиги на фронте, куда они так рвались. Но они достойны того, чтобы мы их помнили.

 Командиры «сталинских соколов»

 Победа или поражение любого воинского подразделения во многом зависят от его командира. Это непреложная истина. 10-му запасному авиаполку повезло на начальников. Требовательность к себе и подчиненным, воля и в то же время человечность, - вот качества, которыми обладали все три командира полка. Доказательствами можно считать уже упомянутую книгу Одинцова «Испытание огнем», где в лице комполка Наконечного выведен собирательный образ руководителя 10-го ЗАП, и воспоминания ветеранов полка.

 Первым командиром запасного авиаполка был майор Саломаха. К сожалению, история не сохранила для нас его имени и отчества. С Саломахой был связан, пожалуй, один из самых трудных периодов летописи 10-го ЗАП – перебазирование из Харькова и становление как военного подразделения. К моменту назначения командиром запасного авиаполка, то есть к сентябрю 1941 года, Саломаха имел солидный боевой опыт. Будучи командиром эскадрильи 57-го бомбардировочного полка, он прошел финскую войну и встретил Великую Отечественную. Общеизвестно, что приказы не обсуждаются, поэтому майор воспринял как непреложную истину назначение командиром тылового полка. Но душа его осталась с 57-м БАП, который дрался на фронте и куда рвался Саломаха.

7.png

Майор Саломаха - первый командир 10-го ЗАП.  Сентябрь 1941 – март 1942 г.г.

 В конце концов, просьбу майора удовлетворили, и 27.05.1942 г. он был назначен командиром 57-го бомбардировочного полка. Через месяц боев на Юго-Западном фронте полк был выведен в район Тамбова на доукомплектование в виду больших потерь. В ноябре снова фронт. Направление – Сталинград. Здесь, в операциях по окружению сталинградской группировки, на Среднем Дону и в боях за Донбасс полк совершил 557 боевых вылетов. Действуя часто без прикрытия истребителей и в сложных метеоусловиях, полк потерял девять самолетов и 32 человека летного состава. Майор Саломаха убыл из полка в распоряжение отдела кадров ВВС. На этом следы его теряются.

 Преемником Саломахи на посту командира 10-го ЗАП стал подполковник Георгий Васильевич Титов (1906 – 1961 г.г.). Он принял полк 1 марта 1942 года и был его бессменным командиром по апрель 1944 года.
Одной из главных задач нового командира стало переобучение летного состава запасного полка с бомбардировщиков Су-2 на штурмовики Ил-2. И с этой задачей он справился, за что командованием в июле 1943 года был представлен к ордену Красной Звезды. Как и Саломаха, Титов имел немалый боевой опыт. К началу Великой Отечественной войны он уже дважды был награжден орденом Красного Знамени: «за бои на Халхин-Голе» и «за участие в войне с белофиннами». Войну с Германией Титов встретил командиром 207-го дальнебомбардировочного полка, который в августе 1941 года был расформирован. К слову, в этом полку воевали и погибли, штурмуя 26 июня немецкие танковые колонны, экипажи Н. Гастелло и А. Маслова.

 В период командования 10-м ЗАП Г.В.Титов «показал хорошие качества подготовки летного состава. Личный состав полка сплочен. Работа штаба и служб поставлены хорошо. Решительный, волевой, требовательный командир, в своих решениях последователен и настойчив. Свой опыт умело передает молодым летчикам». В апреле Г.В.Титов снова в действующей армии в должности заместителя командира штурмовой авиадивизии. Воюет на 3-м и 1-м Украинских фронтах. За совершенные подвиги получает еще два ордена. Победу Г.В.Титов встретил в звании гвардии полковника.

8.jpg

Г.В. Титов - командир 10-го ЗАП с 1942 по 1944 гг. Фото из личного архива В.В. Данилушкина

 Третьим и последним командиром 10-го ЗАП в период его пребывания на каменской земле, был подполковник Константин Николаевич Холобаев (1902 – до 1971 г.). Назначение его в запасной полк не было случайным. К 1944 году Холобаев показал себя не только как бесстрашный летчик, но и как хороший наставник молодых пилотов, о чем говорилось в наградном листе от 12.11.1942 г. Кадровый военный, он начал службу в РККА в 1920 году простым солдатом, участвуя в войне с Польшей. Затем судьба привела его в авиацию. На фронтах Великой Отечественной Холобаев находился с первых дней в должности заместителя командира 4-го штурмового авиационного полка, затем командира 7-го ШАП. Именно в бытность свою командиром штурмовиков, он показал свои высокие организаторские способности, без потерь подготовив молодых летчиков навыкам пилотирования самолета ИЛ-2. До назначения в Каменку Холобаев уже был награжден двумя орденами – Ленина и Красного Знамени. Командование 10-м ЗАП было для него сравнительно недолгим. Поздней осенью 1944 года полк был передислоцирован из Каменки назад в Харьков, ближе к линии фронта. Оттуда Холобаев был переведен в Подмосковье командиром другого запасного авиаполка, готовившего летчиков на новейшие штурмовики Ил-10. Там он и встретил Победу.

9.jpg

К.Н. Холобаев - командир 10-го ЗАП в 1944 году. Фото из личного архива В.В. Данилушкина

 Герои и подвиги.

 Перед войной многие советские мальчишки, насмотревшись фильмов про «сталинских соколов», мечтали стать летчиками. Романтика, молодость, слава, почет. Когда смотришь на старые военные фото летчиков, невольно проникаешься уважением к этим бравым ребятам, отмеченным боевыми наградами, начиная с ордена Красной Звезды и заканчивая орденом Ленина. Пожалуй, что ни один пехотинец, четыре года месивший фронтовую грязь, не удостаивался таких наград.

 А теперь давайте вдумаемся в цифры статистики. За годы войны было произведено 36 тысяч штурмовиков. Было потеряно по различным причинам около 33 тысяч самолетов, погибло 7837 летчиков (из 27600 всего по ВВС Красной армии). В бомбардировочной авиации летчик "жил" примерно 30 вылетов, в истребительной - 17-18, в штурмовой - 8-9. Жизнь летчика была коротка. Пилота, дожившего до Победы, без преувеличения можно назвать счастливчиком.

 В составе 10-го ЗАПа прошло подготовку немало летчиков, обессмертивших свои имена на фронтах войны. По меньшей мере, трое из них – И.И. Зиновьев (1919 - 1998 гг.), А.Д. Соляников (р.1919) и К.А. Рябов (р.1923) стали Героями Советского Союза.

 Иван Иванович Зиновьев в 10-й запасной авиационный полк был направлен в августе 1942 года. После месячного переучивания на самолёте Ил-2 его назначили старшим лётчиком в 299-й (с августа 1943 года - 108-й Гвардейский) штурмовой авиационный полк. В составе полка Зиновьев прошёл до конца войны. К 9-му мая 1945 года лично гвардии капитаном И. И.Зиновьевым было уничтожено 9 танков, 65 автомашин, 2 батареи зенитной артиллерии, до 25 железнодорожных вагонов с грузами, до 10 самолётов на аэродромах противника, свыше 250 солдат и офицеров противника. В групповых воздушных боях он сбил 5 вражеских самолётов. Героем СССР Иван Иванович стал 27 июня 1945 года.

 Анатолий Данилович Соляников в феврале 1942 года получил направление в 10-й запасной авиаполк на освоение грозного штурмовика Ил-2. После овладения техникой пилотирования этой машины, сержант Соляников в сентябре 1942 года направлен на Брянский фронт. За 86 произведённых боевых вылетов он был представлен командованием к званию Героя Советского Союза. Указ о присвоении вышел 19 августа 1944 года, но получить орден Ленина и «Золотую Звезду» капитан Соляников не успел… Был сбит и попал в плен. Лишь после освобождения и долгих проверок награды были вручены герою.

 Константин Андреевич Рябов, впоследствии Заслуженный военный летчик СССР, генерал-майор, прошел хорошую школу в 10-м ЗАПе. Именно здесь он освоил штурмовик Ил-2, именно с каменской земли он ушел на фронт. Звание Героя Советского Союза он получил 26 октября 1944 года. В наградном листе говорилось: «старший лейтенант Рябов произвел 126 успешных боевых вылетов и бомбардировочно-штурмовыми действиями уничтожил 12 танков, 97 автомашин, 23 зенитные точки, 17 полевых орудий» и т. д.

 Школа 10-го ЗАПа доказала качество своей подготовки даже спустя 25 лет после окончания войны. В 1971 году, список героев пополнил Александр Иванович Вобликов, служивший в 1942 году летчиком-инструктором 10-го ЗАПа. «За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники», летчику-испытателю Вобликову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

 Так продолжались традиции 10-го запасного авиационного полка, заложенные еще в грозные дни 1941 года….

 В.Г. Гришаков, кандидат исторических наук, руководитель Белинского филиала ГАПОУ ПО КТПТП.