Военно – патриотический портал Пензенской области к 75-летию Победы
20 Июня 2020
Пензяки 22 июня 1941 года

День памяти и скорби 22 июня 2020 года – это 79-я годовщина начала Великой Отечественной войны, многие наши земляки встретили врага на рубежах страны.

 Последний бой лейтенанта Кижеватова

 Один из легендарных защитников Брестской крепости Андрей Митрофанович Кижеватов родился 20 августа 1907 года в селе Селикса (ныне Кижеватово) Пензенского уезда в мордовской крестьянской семье. В 1921 году от рук бандитов погиб его отец, и 14-летнему парнишке пришлось стать кормильцем большой семьи. После окончания школы трудился на лесозаготовках, вскоре был призван в пограничные войска. За год но начала войны лейтенанта Кижеватова переводят непосредственно в Брестскую крепость, где он возглавил пограничный отряд.

1.png

 Утром 22 июня 1941 года немцы переправились через Буг и сразу попали под кинжальный огонь находившихся в секрете бойцов погранзаставы Кижеватова. Когда у пограничников закончились боеприпасы, они отошли в расположение подразделения. Основные силы личного состава заставы находились в центральной части крепости, где и встретили свой первый бой. Лейтенант Кижеватов находился здесь же. Вместе с ним в крепости находились его жена и трое детей, а также теща. В крепости при комендатуре проживали многие семьи офицеров.

2.png

 Весь день пограничники самоотверженно сражались с противником, все атаки которого были безрезультатными. Бойцы Кижеватова не боялись переходить в контратаки, в том числе в рукопашные. Из мемуаров солдат вермахта стало известно, какое ошеломляющее воздействие производила на них рукопашная атака советских воинов, буквально повергая гитлеровцев в животный ужас.

 Из сведений, обнаруженных исследователями обороны Брестской крепости, мы знаем, что командование нацистов, штурмовавших цитадель, издало приказ не брать в плен пограничников. Такую ненависть вселило в их сердца самоотверженное сопротивление солдат с зелеными петлицами. Сам Кижеватов был неоднократно ранен, но не покидал боевых позиций.

 Обстоятельства гибели нашего земляка неизвестны. По одной из версий, в ходе прорыва основной группы бойцов, Кижеватов остался прикрывать их отход и погиб. По другой версии, основанной на последних исследованиях историков, ему с группой бойцов было поручено взорвать наведенный немцами мост. Во время выполнения задания лейтенант Кижеватов был смертельно ранен и умер.

 Однако доподлинно известна трагическая судьба семьи геройского офицера. Осенью 1942 года неподалеку от села Великорита Брестской области его жена, теща и трое детей были расстреляны.

 В наше время о защитниках крепости, в том числе и Герое Советского Союза Андрее Кижеватове, был снят фильм «Брестская крепость», в котором нашего земляка великолепно сыграл Андрей Мерзликин (см. кадр из фильма), тезка командира заставы.

 Герой Одессы и Керчи

 Начальник штаба 26-го погранотряда Алексей Маловский встретил врага на южных рубежах страны. Он родился в 1904 году в селе Александровка (ныне Каменского района), учился в Пензе на физкультурных курсах, после окончания Одесской пехотной школы служил в погранвойсках. Его бойцы успешно сдерживали вражеские войска, неоднократно переходя в контрнаступление.

3.png

 Вот как отмечал Маловского в своих воспоминаниях маршал Н.И. Крылов (кстати, тоже уроженец Пензенской области): «Пограничники — это сводный полк НКВД. Мы называли его так потому, что ядром полка явился 26-й погранотряд (впоследствии номер отряда закрепили за полком). Из погранвойск и командир полка майор А. А. Маловский — бывший начальник штаба отряда. Человек он инициативный, быстро ориентирующийся в обстановке… Умело руководя боем полка, неоднократно лично водил отдельные батальоны в атаку. В жарком бою с фашистами майор Маловский был тяжело ранен в обе ноги, но остался в строю и продолжал руководить боем, и только когда задача была полностью выполнена, он отполз в тыл. В многочисленных боях пограничники, командиры и политработники 26-го погранполка, отбивая атаки противника, неоднократно переходили в контратаку, захватывая пленных и трофеи». 

 После эвакуации Приморской армии из Одессы в Крым пути земляков разошлись: Крылов защищал Севастополь, а 26-й погранполк Маловского был направлен на Керченский полуостров. Сам Маловский был неоднократно ранен, но продолжал командовать полком, прикрывавшим отход наших войск в районе горы Митридат. 12 мая командир полка был еще раз ранен, на сей раз смертельно. Бойцы вывезли тело командира на Тамань и похоронили в братской могиле. В 1965 году его останки перевезли в Одессу и захоронили на Аллее Славы Центрального парка им. Т. Г. Шевченко. Имя А.А. Маловского носят улицы Одессы и Каменки. Приказом КГБ при Совете Министров СССР от 30 апреля 1965 года его именем была названа одна из погранзастав Одесского пограничного отряда.

 «Мы – лапшовцы!»

 С рассветом 22 июня Чонгарский полк 74-й стрелковой дивизии, которым командовал уроженец села Чемизовки (ныне Лапшово Камешкирского района) Афанасий Лапшов, поднялся по тревоге и форсированным маршем вышел к границе, а после несколько суток сдерживал натиск врага. Бои шли день и ночь. После трехдневного сдерживания противника, чонгаровцы перешли в наступление, чтобы овладеть господствующей высотой 181.0 западнее города Бельцы. Полку вменялась задача – отбросить врага на запад и выйти на окраину города с западной стороны. Приказ был блестяще выполнен. Вместе с другими подразделениями стрелковой дивизии, лапшовцы разгромили румынские части и отбросили их за восемь километров от города.

4.png

 Командир 109-го Чонгарского стрелкового полка полковник А. В. Лапшов беседует с личным составом полка перед боем. Июль 1941 года.

 Это был поистине уникальный случай в истории первых дней войны, когда практически на всех фронтах наши части были вынуждены отступать. Сам командир отличался необыкновенной, как говорили, чапаевской, храбростью, нередко он лично водил бойцов в атаку. Не случайно, бойцы полка с гордостью говорили: «Мы лапшовцы!».

 Летом 1943 года Герой Советского Союза генерал – майор Афанасий Лапшов, командуя уже 16-м стрелковым корпусом, погиб у деревни Ульяново Калужской области.

 На берегах Дуная и Прута

 Уже упомянутый маршал Николай Иванович Крылов, уроженец села Голяевка (ныне Вишневое Тамалинского района) и дважды Герой Советского Союза войну встретил в должности начальника штаба Дунайского укрепрайона. Вот как он сам вспоминал о первых днях войны в своей книге «Не померкнет никогда»:
«Войска, оборонявшиеся на Дунае и Пруте, имели определенные успехи с самого начала военных действий. Помню общее воодушевление в штабе 14-го корпуса вечером 22 июня. В тот час еще не было сведений о том, как отражается нападение фашистского агрессора на остальном фронте, и хотелось верить, что там положение не хуже, чем у нас. Здесь же, на левом приморском фланге, итоги первого дня войны выглядели не так уж плохо.

5.png

 Все попытки противника высадиться на наш берег Дуная получили отпор. Его подразделения, сумевшие кое-где переправиться рано утром, были разгромлены. Около пятисот вражеских солдат и офицеров сдались в плен. «Ястребки» и зенитчики сбили семнадцать фашистских самолетов. Наши потери от бомбежки и артиллерийского обстрела через границу оказались, несмотря на внезапность нападения, в общем, незначительными.

 Остался позади июнь, шел июль. С тяжелым сердцем слушали мы передававшиеся дважды в день сообщения Сов-информбюро. В них назывались новые направления боев — бобруйское, псковское, мурманское, а это означало, что фашистские полчища продвигаются в глубь страны. Стало ухудшаться положение и поблизости от нас.

 Но на левом фланге — от дельты Дуная до Рени и еще по крайней мере на сотню километров вверх по Пруту — линией фронта, уверенно удерживаемым рубежом оставалась советская государственная граница. Больше того, на отдельных участках боевые действия перенеслись на территорию противника. Еще в июне Дунайская военная флотилия (она все время тесно взаимодействовала с 14-м корпусом) высадила десанты на румынский берег Килийского гирла: один — на мыс Сату-Ноу, откуда обстреливался противником Измаил, другой—в городок Килию Старую, напротив Килии Новой на нашем берегу.

 В первом случае высаживались пограничники и батальон чапаевцев, во втором — уже целый полк, который занял три населенных пункта. Десанты поддерживались огнем речных мониторов и полевой артиллерии Чапаевской дивизии. С неприятельского берега переправляли пленных, захваченные орудия, другие трофеи.
Насколько я знаю, больше нигде на всем фронте советскому солдату не довелось в то время ступить на землю врага и хоть ненадолго на ней закрепиться. Батальоны, переправленные моряками через Дунай, словно напомнили агрессору от имени всей Красной Армии: рано или поздно мы придем туда, откуда на нас напали, и кончать войну будем там!».

 Валерий Николаев.