Военно – патриотический портал Пензенской области к 75-летию Победы
02 Августа 2020
Генерал Глазунов и известные режиссеры, писатели

С именем первого командующего ВДВ, уроженца деревни Варваровка Колышлейского района генерал – лейтенанта Василия Глазунова пересекаются биографии многих известных писателей и кинорежиссеров советской эпохи.

 Консультант создателей «Чапаева»

 В январе 1933 года Василий Афанасьевич получает назначение командовать 142-м полком 48-й стрелковой дивизии, которая базировалась на окраине города Калинина (ныне Тверь), и становится непосредственным участником одного из знаковых событий в отечественном кинематографе. Его солдаты и офицеры снимаются в культовой для многих поколений советских людей картине «Чапаев», а сам командир полка Глазунов, говоря современным языком, был консультантом режиссеров Сергея и Георгия Васильевых. Ничего удивительного в этом нет, поскольку в Гражданскую войну Василий Афанасьевич воевал в частях 4-й армии М.В. Фрунзе, в состав которой, в свою очередь, входила и легендарная 25-я дивизия В.И. Чапаева.

222.png

 И режиссеры Васильевы (кстати, не братья, а однофамильцы), и исполнитель роли Чапаева Борис Бабочкин, и Варвара Мясникова – Анка – пулеметчица во время съемок стали для окрестных жителей и военнослужащих 142-го полка близкими людьми. Многие батальные сцены снимались на полигоне части, в том числе и эпизод «психической атаки» каппелевцев. Именно здесь «Анка» училась стрелять из пулемета и, по словам Василия Глазунова, превзошла в этом многих солдат.

 Среди молодых актеров фильма был и Георгий Жжёнов, родители которого были родом из этих мест. Будущий популярный артист провел на тверской земле свои детские годы. Неподалеку от Калинина, у Красной горки, были сняты самые трагические кадры картины, когда раненый Чапаев выбегает на берег реки Урал и бросается в воду…

 В действительности артист Бабочкин бросался в Волгу и, к слову, тяжело простудился. Съемки проходили весной, вода в реке была ледяная, а актеру пришлось сделать несколько дублей. Отогревался он проверенным 40-градусным средством, которое, увы, не помогло: на почве сильного переохлаждения организма у Бабочкина обострилась язва.

 Надо заметить, что популярность «Чапаева» в стране была невообразимая, а в самом Калинине, где фильм стали показывать в конце ноября 1934 года, на сеансах творилось столпотворение. Надо ли говорить, с каким интересом смотрели картину красноармейцы 142-го полка, наверняка, многие из них узнавали и себя в ее эпизодах.

333.jpg

 Часы от командующего ВДВ

 В годы Великой Отечественной войны центром формирования и подготовки большинства соединений воздушно – десантных войск стало Подмосковье. В городке Фрязино базировалась 3-я бригада ВДВ. Первый командующий крылатой гвардией Василий Глазунов регулярно приезжал в эту часть и лично проверял, как ведется подготовка десантников, обязательно поощрял отличившихся. Здесь же, во Фрязино, командовал ротой связи Георгий Чухрай, впоследствии один из лучших отечественных режиссеров, фильмы которого «Баллада о солдате», Чистое небо», «Сорок первый» и другие вошли в золотой фонд нашего кинематографа, получили наиболее престижные награды международных кинофестивалей.

 Сюда будущий кинорежиссер попал после боев под Харьковом и Сталинградом, едва выживший в госпитале после тяжелых ранений. Увидев, насколько умело действует подразделение Чухрая на учениях, Глазунов наградил командира роты часами». «Здесь, во Фрязино, - вспоминал впоследствии кинорежиссер, - мы готовились к новым боям. Я был опытным бойцом с огневой выучкой под Харьковом и Сталинградом, младшим лейтенантом. Мы готовили новых десантников, учили их прыгать с парашютом, рукопашным схваткам».

 В это же время в подмосковном Монино после окончания пулеметной школы в 8-м полку 3-й гвардейской воздушно – десантной дивизии проходил службу Борис Васильев, автор более пятидесяти романов, повестей и пьес, по которым сняли такие фильмы, как «Офицеры», «А зори здесь тихие», «Не стреляйте в белых лебедей» и другие. Он несколько раз забрасывался в тыл врага. Во время очередного задания Васильев подорвался на мине – растяжке, но при этом чудом не получил ни одного ранения! Однако контузия его оказалась настолько тяжелой, что после госпиталя в десантные войска его уже не вернули.

 Но, как говорится, нет худа без добра: там же, на госпитальной койке, Борис Львович впервые задумался о писательской стезе и начал писать заметки, коротенькие рассказы. «Не стало» десантника Васильева, но родился один из наиболее любимых в стране писателей, оставивший нам необычайно пронзительные по драматизму и добрые произведения о том, что есть лучшего в человеке.

 Сталин: «Наш человек!»

 С середины 1943 года и до окончания войны генерал Глазунов командовал 4-м гвардейским стрелковым корпусом, участвовавшим в освобождении Украины, Польши и штурме Берлина. Именно в расположение корпуса прибыли немецкие парламентарии с предложением о капитуляции фашисткой Германии.
Об этом периоде генерала Глазунова оставил свои воспоминания еще один известный писатель Анатолий Рыбаков, автор «Кортика», «Бронзовой птицы», «Детей Арбата» и других книг. Его свидетельство особенно ценно, поскольку принадлежит человеку не просто знавшему Василия Афанасьевича, но и способного оценить его личные и профессиональные качества.

 «О генерале Глазунове я знал следующее: из крестьян Пензенской губернии… В начале войны командовал 3-м воздушно – десантным корпусом. В сентябре 1941 года назначен командующим воздушно – десантными силами страны. Рассказывают, что перед назначением его вызвал Сталин. В докладе о какой-то операции Глазунов употребил слово «ляском» в том смысле, что, что, мол, выбросили десант, и он незаметно, «ляском, ляском», то есть краем леса, подобрался к противнику. Такой оборот речи понравился Сталину. Когда Глазунов вышел, Сталин одобрительно заметил:

 - Сразу видно, человек из народа, наш человек.

  И утвердил назначение.

 Командир корпуса

 «Однако в августе сорок третьего года, - пишет А. Рыбаков, - при обсуждении в Ставке очередной десантной операции Глазунов возразил против ее проведения. Сталин не потерпел такой вольности, снял Глазунова с высокого поста и назначил заместителем командира корпуса по строевой части – на должность незначительную и малозаметную. Но и здесь Глазунов сумел проявить себя и через три месяца, в ноябре сорок третьего года, был назначен командиром 4-го стрелкового корпуса, хорошо воевал, его корпус первым форсировал Вислу, и вскоре стал генерал – лейтенантом. В общем, кадровый военный с непростой биографией. Кстати сказать, операция, против которой возражал Глазунов у Сталина, провалилась – наш десант немцы расстреляли в воздухе».

 Строки Анатолия Рыбакова о взаимоотношениях Глазунова и Сталина, скорее всего, были написаны по рассказам, как говорится, из «десятых уст». Именно поэтому можно объяснить в них многие неточности.
В августе 43-го Глазунов уже не было в Москве, он не командовал ВДВ и по этой причине никак не мог принимать участие в совещании у Сталина о готовящейся Днепровской воздушно – десантной операции, которая по разным причинам действительно окончилась трагически. Тем не мене, Глазунов действительно осмелился возразить Сталину, только не августе, а в начале 1943 года, доложив Верховному о бессмысленном использовании воздушно – десантных дивизий некоторыми военачальниками. Василий Афанасьевич, в частности, был категорически против использования ВДВ в операции «Полярная звезда», которую впоследствии провалил командующий войсками Северо – Западного фронта маршал Семен Тимошенко. Поставленных целей операция не достигла, зато потери в частях, в том числе и воздушно – десантных, были огромные.

 Именно из-за тяжелых бессмысленных потерь, а также неприятностей с начальством у Глазунова на нервной почве открылась застарелая язва желудка, и потребовалась срочная операция. Выздоровление шло очень медленно. Практически с конца марта и до июня он находился на больничной койке. Тем временем новым командующим ВДВ был назначен герой обороны Одессы и Севастополя генерал – майор Александр Капитохин.

 «Глупые приказы игнорировал»

 Но вернемся к воспоминаниям Анатолия Рыбакова: то, что написано им на основе личного знакомства с Василием Афанасьевичем в его «Романе – воспоминании» (последнем произведении писателя), особенно важно и не вызывает никаких сомнений.

 «Был генерал немногословен и справедлив, - пишет он о Глазунове, - В отличие от командарма Чуйкова, голоса не повышал, не матерился, не хватался за пистолет, не грозился трибуналом, но и не уговаривал, не убеждал – в наступлении на это времени нет. «Я вам объяснил задачу? Что непонятного? Все понятно. Выполняйте!». Глупые приказы игнорировал: «Взять высоту!». А что в ней толку, в высоте? Только лишних людей положу». Берег солдата, не все были такие: другим – лишь бы орден получить. Разбирался в людях. Пришлют нового работника, он к нему присмотрится: «Сменял горшок на глину» - и постарается избавиться».
Не менее ценные воспоминания Анатолия Рыбакова касаются первых послевоенных месяцев. «Никаких эксцессов, насилий, мародерства, унижений. Глазунов предупредил личный состав корпуса: за малейшее незаконное действие по отношению к местному населению виновные будут преданы суду военного трибунала…

 Вспоминаю я Глазунова до сих пор. Солдат, талантливый военачальник, оборонял и брал города, но и сохранял человеческие жизни. В те времена осмелился возразить Сталину».

4444.jpg

Глазунов после боев за крепость Кюстрин, на берегу у слияния рек Одер и Варта на территории Германии.

 27 июня 1967 года первый командующий воздушно – десантными войсками, дважды Герой Советского Союза генерал – лейтенант Василий Глазунов умер в госпитале. Похоронили его в Москве на Новодевичьем кладбище.

 Валерий Николаев.